ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава

Воплощение такового маневра позволило вывести отряды из‑под удара, принудило противника распылить силы. Планы германского командования, рассчитанные на ликвидирование всего соединения в горах, провалились. Войска карателей обязаны были метаться по местности всех западных областей Украины в погоне за отдельными партизанскими группами.

Нелегко дался нам этот рейд. Поредели наши ряды. Многих товарищей ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава мы похоронили в Карпатах. Тяжелораненых оставили на хуторах Станиславщины в крестьянских семьях. Оставалась неведомой судьба комиссара, Радика и многих командиров и рядовых партизан. Никто из партизан не упоминал их в числе убитых.

С приходом в Полесье на Станиславщину отправили разведчицу Олю Трояновскую. Она должна была проведать покалеченых ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава товарищей и выяснить, что там происходит после нашего ухода. К огорчению, женщина не возвратилась…

Тогда нам так и не удалось выяснить о судьбе товарищей. И только в 1946 году решением правительства Украины была оснащена экспедиция в горы. В ее составе были Вершигора, Базыма и Панин. При помощи гуцулов, которые хоронили ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава погибших в делятинском бою, им удалось разыскать партизанские могилы. Гуцулам проявили фотографию Руднева, и они припомнили, в какой могиле похоронен еще не старенькый, прекрасный человек с темными усами. Нашелся человек, который с убитого комиссара снял кожанку. Он‑то и сказал, что комиссар был изрешечен пулями.

Разрыли могилу и по черным усам ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава и железной зубной коронке опознали Семечки Васильевича Руднева. В височной кости черепа сияла пулевая пробоина. Видимо, комиссар, будучи раненым, пристрелил себя.

Вкупе с комиссаром было похоронено семнадцать партизан. Во 2-ой могиле покоились останки еще 20 2-ух наших товарищей. Всех их Перенесли в Яремчу в братскую могилу.

Семену Васильевичу Рудневу посмертно присвоено ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава звание Героя Русского Союза, а в 1961 году, в денек двадцатилетия со денька организации отряда, в Путивле был открыт монумент славному партизанскому комиссару…

Радик пережил отца всего на некоторое количество дней. Удалось узнать, что он был ранен во время боя на кукурузном поле, отполз в канаву, заросшую лозняком, и ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава растерял сознание. На 2-ой денек там проходил крестьянин села Слободки Гвоздецкого района Алексей Яковлевич Кифяк. Он услыхал стон, подобрал раненого и перенес в свою хату. Радик был в очень томном состоянии и погиб от инфецирования крови. Алексей Яковлевич похоронил его в собственном саду. После войны останки Радика перенесли ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава в Яремчу и похоронили в одной могиле с папой.

Несколько по‑иному сложилась судьба Кости Стрелюка. Около 2-ух месяцев пролежал он на чердаке. Рана заживала медлительно. Нередко к нему взбирались малыши владельца. Они полюбили его за радостные и интереснейшие рассказы. Присутствие малышей веселило лазутчика. Стрелюк не ощущал себя одиноким ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава, заброшенным.

В один прекрасный момент ночкой к Иваночко осторожно постучали в окно. Миши вышел и увидел троих вооруженных мужчин. Они назвались партизанами и просили провести их к Косте Стрелюку. В особенности напористо этого добивался высочайший, худощавый юноша с угрюмым, угреватым лицом. Миши длительно обосновывал, что никакого Стрелюка у него ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава нет и нечего ночами беспокоить людей. Тогда угрюмый парень оставил собственных товарищей караулить, а сам полез на чердак. Скоро оттуда послышался торопливый веселый шепот: «Костя, где ты? Это я, Решетников».

Так произошла 1-ая встреча Стрелюка с Сашей Решетниковым и еще 2-мя товарищами, отбившимися от отряда. После чего Решетников решил дождаться ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава, пока оздоровеет Костя и идти совместно. Он еще два раза навещал раненого. Тем временем Стрелюк поправился, мог уже ходить. Правда, рана еще давала себя знать. Было надо с неделю выдержать, чтоб она совершенно зажила. Но обстановка не позволила.

В хутор зачастили полицаи. Оставаться тут было не неопасно. Товарищи ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава забрали Костю в лес… Через три денька ночкой Стрелюк с товарищами зашел к Иваночко проститься и запастись продуктами. Сейчас он, не считая пистолета, имел и автомат. «Подаемся к своим. Спасибо вам за все», – произнес Костя на прощание.

Наутро в лесу начался бой, длившийся около 2-ух часов. Хуторяне недоумевали: «Кто бы ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава это мог быть?» И только Миши додумывался о причине стрельбы и беспокоился за судьбу 4 партизан.

Когда стрельба затихла, на хутор заявились разгневанные бандиты‑националисты. Они погнали в лес фермеров, чтоб опознать убитых. Хуторяне подходили, снимали картузы и кепки, пристально всматривались в лица 4 трупов, уложенных в ряд и, покачав негативно головой ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава, молчком отходили.

– Он тот хлопец больше всех лиха причинил. Человек 20 наших убил, – гласил главарь бандитов, указывая на чернявого, в каком Иваночко с трудом вызнал Костю Стрелюка.

Посреди местных обитателей не нашлось ни 1-го человека, кто бы опознал убитых. Миши пришел домой и на немой вопрос супруги ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава ответил:

– Не тужи, жинко. Нашего Кости уничтожить не можна. Он будет жить!

Так и не удалось Косте получить весточку от мамы и прочесть ее стихотворение, которое мама предназначила собственному единственному отпрыску, назвав это стихотворение «Прощание комсомольца с матерью».

Много лет спустя, после войны мне в руки попала пожелтевшая от времени воронежская ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава газета за 30 декабря 1943 года, в какой было написано стихотворение Марии Алексеевны Стрелюк. Вот оно.

Ты рано улетел, орленок быстрокрылый,

Свое гнездо покинул в тот же час,

Как понял ты сердечком, мальчишка милый,

И мамы произнес, с улыбкою простясь:

«Прощай! Я ухожу, благослови, родная!

Иду туда, где нужен, где ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава бурлят бои,

Крушить противников опасных, проклиная,

Вздрогнут противники мои.

Я все решил! Я буду партизаном,

Я отомщу за неприятельский разбой.

Не гласи, что это очень рано ‑

Я выполню приказ хоть какой.

Я буду мстить за погибель отцов и братьев,

За слезы матерей, за наши городка,

За женщин без ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава обуви и платьица,

Что извела в мороз фашистская орда.

Гордись, родная, отпрыском‑комсомольцем,

Приветствуя его, а не виня.

Иду в отряд сейчас добровольцем.

Ну, улыбнись и поцелуй меня!»

Память об отважном лазутчике Косте Стрелюке живая. В Воронеже в школе имени А.С. Пушкина, в какой обучался Костя, и в Острогожской школе ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава № 3 пионерским дружинам присвоено имя Кости Стрелюка.

НА НОВЫЕ ДЕЛА!

В ожидании самолетов с грузами подразделения вели разведку, отдыхали и приводили себя в порядок. Одним словом, залечивали раны.

Тяжелораненых выслали на Огромную землю с сабуровского аэродрома. Распрощались мы и с нашим почетаемым начальником штаба Базымой Григорием Яковлевичем, получившим ранение ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава при выходе из Карпат.

Пользуясь случаем, ребята высылали письма. Отправил и я несколько писем друзьям и знакомым в различные городка с просьбой, чтоб посодействовали мне разыскать родных и супругу с дочерью.

Штабы засели за составление отчетов и наградных листов. Запросили самолеты с Большой земли. Вершигору вызвали в Москву ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава. Улетая, он взял с собою радистку Аню Небольшую и Володю Лапина. Мы возлагали надежды, что Петр Петрович ускорит присылку самолетов с боеприпасами и взрывчаткой.

Наступили осенние заморозки. Партизаны голые, в рваной обуви впроголодь жили в шалашах и землянках. По вечерам собирались у костров, вспоминали бои и переходы в Карпатах ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава, распевали новейшую песню, написанную партизанским поэтом – минером Платоном Воронько. Песня посвящалась Карпатскому рейду. Поэт выстрадал ее вкупе со всеми партизанами, потому каждое слово песни лупило прямо в сердечко. Пели на мотив «Казака Голоты».

Леша Журов и Миша Демин торжественно запевали:

По высочайшим карпатским отрогам,

Там, где Быстрица – злая река,

здесь подхватывали ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава все лазутчики:

По животным тропам и дорогам

Пробирался отряд Ковпака.

Поешь эти слова и ясно представляешь и животные тропы, и злую Быстрицу, и высочайшие отроги. А песня льется далее, будит новые мемуары:

Он гремел на днепровских равнинах,

Шел на Припять и Пруток голубой,

Чтоб тут, на карпатских верхушках,

Дать ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава фашистам решительный бой.

Восемь вражьих полков налетело,

Но, отвагой борьбы обуян,

В бой неравный вступает искусно

Ковпаковский отряд партизан.

Деньки и ночи – бои, канонады,

Только эхо по сопкам ревет,

Партизан не вожделеет пощады

И на помощь к для себя не зовет.

Не зовет он дальнего друга,

Что на фронте за тыщу ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава верст.

Из‑за Дона и Южного Буга

Ты придешь к нам, наш сменщик, на пост.

Пусть Синичка‑гора в полукружье,

Пусть смыкается пламенный круг,

Ковпаковцы не сложат оружья,

Не изменит товарищу друг.

На Делятин рванулись герои.

Как будто гром посреди ясного денька,

Только эхо боев за горою.

Только зарево – море ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава огня.

Город взят. И с победою новейшей

Ковпаковцы идут на восток,

И шумит им листвою кленовой

Каждой ветки зеленоватый росток.

– Это не песня, а целая история Карпатского рейда, – произнес в один прекрасный момент секретарь партийной комиссии Панин. – Ее должны знать все ковпаковцы.

Песня по достоинству оценена партизанами. Она была поставлена в ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава один ряд с возлюбленной песней комиссара Руднева «В чистом поле, в поле под ракитой»…

К ноябрю штаб подвел итоги проведенного рейда. За четыре месяца мы с боями прошли более 2-ух тыщ км от Полесья, через области Западной Украины до венгерской границы. Пару раз форсировали реки Буг, Пруток, Днестр ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава, Збруч, Горынь, Случь и много других.

По далековато не полным данным, в боях уничтожено около 4 тыщ гитлеровских боец и офицеров, триста 30 три автомашины, три самолета, четыре танка и много другой боевой техники. Пущено под откос девятнадцать эшелонов, взорвано выше пятидесяти жд и шоссейных мостов. Выведены из строя Биткувские и Яблоновские нефтепромыслы ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава, при всем этом сожжено 30 две нефтяных вышки, два нефтеперегонных завода. Подорван нефтепровод и выпущено в реки выше пятидесяти тыщ тонн нефти…

Если учитывать, что рейд совпал с битвой под Курском, то станет понятным, какое значение имело для фронта нарушение работы актуально нужных для неприятеля коммуникаций. Нужно к этому добавить и ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава то, что наше соединение приковало к для себя около 3-х фашистских дивизий, которые направлялись на фронт. Не считая того, партизанами проведена большая разведывательная работа в интересах командования Русской Армии.

Как вдумаешься в эти числа и факты, то сердечко переполняется гордостью за боевые дела соединения!…

Невзирая на огромные трудности ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава, мы выдержали испытание. Партизаны показали героизм… В нашей памяти навеки сохранятся имена погибших товарищей: Мити Черемушкина, Миши Семенистого, комиссара Шульги, Васи Чусовитина, Миши Остроухова и многих других товарищей, которые дали жизнь за родину.

В итоге рейда и проведенной нами работы посреди населения в Галиции подготовлена почва для ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава развития широкого партизанского движения.

Но мы тогда еще не имели полного представления о значении Карпатского рейда. Только некое время спустя, оценивая Карпатский рейд, Н. С. Хрущев именовал его «самым сокрушающим и маршевым рейдом из всех рейдов, которые совершали партизаны Украины».[2]

Но не только лишь этим определялось значение рейда. Газета ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава «Боротьба», издаваемая подпольной организацией «Народная гвардия имени Ивана Франко», которая действовала на местности Львовской, Тернопольской и Дрогобычской областей, в то время писала о ковпаковцах: «Партизаны уничтожают германцев, разоружают полицию, распускают лагеря. Имущество германских фольварков раздают крестьянам, которые встречают партизан как братьев. Над Галичиной повеял свежайший ветер, который выметет фашистскую нечисть ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава».[3]

Под воздействием фурроров Русской Армии и партизанских рейдов на Украине появились 10-ки новых партизанских отрядов. Перед ними встали новые задачки – оказать помощь армии в окончательном очищении русской местности от фашистских оккупантов. К этому мы и готовили себя.

Прилетел в конце концов давно ожидаемый самолет. Он скинул боеприпасы, взрывчатку и мешок ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава с письмами и газетами. Сколько было радости! Партизаны читали друг дружке письма родных и близких. Делились радостями и горестями… Письма, адресованные погибшим товарищам, читали вслух. Ответы писали всем подразделением. Тщательно обрисовывали боевые подвиги погибших.

За 18 месяцев пребывания в тылу неприятеля я не получил ни 1-го письма. Сейчас мне пришло сходу ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава два: из Запорожья от супруги и из Россоши от родных. Супруга с малеханькой Галочкой на руках пешком прошла из Полтавы до Запорожья к своим родителям и там перебивалась до прихода Русской Армии. Моих родных война из Луганска забросила в Майкоп, а оттуда в Воронежскую область. Отец ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава докладывал, что дома все живые. Мой старший брат Рома на фронте, командует пулеметной ротой. «О нас не волнуйся. Лупи, сынок, фашистов и резвее возвращайся с победой», – писал отец. И здесь же проскальзывали материнские слова: «Береги себя».

Истосковавшиеся по вестям с Большой земли хлопцы расхватывали газеты и читали их, начиная с «Пролетарии всех ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава государств, соединяйтесь!» и кончая номерами телефонов редакции.

Настроение у всех взошло…

Радио раз в день приносило веселые вести с фронта. После разгрома фашистских войск под Курском и Белгородом Русская Армия продолжала удачно развивать пришествие, на многих направлениях форсировала Днепр и 6 ноября высвободила столицу Украины город Киев ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава. Создались подходящие условия для изгнания немецко‑фашистских захватчиков со всей местности Украины.

– Сейчас гитлеровцам не до мирового господства, – торжествовал Журов.

– Дай, боже, унести ноги, – произнес Юра.

– Не гласи, стычка будет еще отчаянная, – охладил пыл Юры Антон Петрович Землянко.

– Все‑такие главные трудности сзади, – стоял на собственном Юра.

– Об этом никто не ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава спорит…

– Но недобитый неприятель ужаснее раненого зверька, – отозвался Зяблицкий.

– Эх, быстрей бы снабдили нас боеприпасами и взрывчаткой! Нужно спешить: фронт на пятки наступает, – высказал Гапоненко общее мировоззрение партизан.

– Засиделись мы, братцы, – поддержал Журов.

Выражения о том, что засиделись, были не совершенно верными. С получением первых грузов на стальной дороге ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава раз в день действовали наши подрывники и засады. Что все-таки касается разведчиков, то им, как обычно, хватало работы. Об этом знали ребята. Но не к таковой работе они привыкли. Тем паче в момент, когда войска на фронте наносили сокрушительные удары по противнику, каждому из нас хотелось совершить ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава что‑то огромное, существенное.

С овладением русскими войсками городками Житомир, Малин и выходом на линию Овруч ‑ Коростень стальная дорога Олевск – Сарны приобретала для германцев особо принципиальное значение. Это единственный путь отхода их войск из‑под Коростеня. Немцы резко усилили охрану стальной дороги. Начал курсировать бронепоезд. На запад поползли ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава германские эшелоны.

18 ноября из‑под Олевска возвратился Гапоненко с группой разведчиков.

– Стальная дорога забита воинскими эшелонами. Все учреждения Олевска подготовлены к эвакуации. На станции огромное скопление войск, – доложил Гапоненко.

Ограничиваться пассивным наблюдением мы не могли. Командование решило нанести удар по противнику, завладеть Олевском и Сновидовичами, убить эшелоны и разобрать жд ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава полотно, а рельсы унести в лес. Позже занять оборону и не давать способности противнику создавать восстановительные работы. Для выполнения этой задачки выделялись 2-ой батальон, 4-ая и девятая роты первого батальона и Олевский партизанский отряд, присоединившийся к нам.

Для удара с тыла использовалась подпольная группа Олевска. Она должна была открыть ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава огнь по противнику в его расположении и вызвать панику в рядах неприятеля.

К началу боя на станции Олевск находилось четыре эшелона с боеприпасами, орудиями, автомашинами, горючим, ценностями и документами Олевска. Один восстановительный поезд.

Партизанские роты ночкой без выстрела подошли к станции, заняли начальное положение и с пришествием утра по ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава общей команде открыли огнь по противнику и эшелонам. В 1-ые же минутки боя были подожжены 5 вагонов с порохом и три цистерны с горючим. Пожар перекинулся на другие вагоны и платформы с автомашинами. Начали рваться патроны, снаряды, авиабомбы. Партизаны оказались в зоне поражения осколками. Кульбака обязан был отвести батальон в ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава лес.

Взрывы на станции длилось около 4 часов. В это время 4-ая рота захватила Сновидовичи, убила 20 5 гитлеровцев, подорвала паровоз и разрушила триста 70 метров жд полотна. Девятая рота подорвала триста 50 метров пути. Подпольная группа в городке удачно выполнила свою задачку и привела 30 два полицейских.

Подпольщики сказали, что в итоге боя убито 100 70 два ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава гитлеровца, ранено двести 40 два, уничтожено четыре паровоза, двести шестьдесят один вагон, 50 тонн бензина, 5 вагонов пороха, тыща тонн авиабомб, снарядов и патронов, 50 девять вагонов обмундирования, также огромное количество автомашин, продовольствия и другого имущества. Повреждена водокачка и разрушено путное хозяйство.

Двое суток наши подразделения вели упрямые бои, не давая способности ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава противнику начать восстановительные работы. 17 ноября в ротах кончились боеприпасы. Обязаны были отступить. Противник все же смог вернуть путь. Но уже на последующий денек 2-ой Молдаванский отряд доставил нам боеприпасы, и роты вновь подорвали жд полотно.

Путь отхода противнику на запад по стальной дороге был совсем отрезан…

К концу ноября выяснилось, что ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава меж Овручем и Коростенем в германской обороне образовалась брешь, получившая заглавие «партизанских ворот». Отпала необходимость в самолетах. Все грузы из Киева до Овруча Вершигора доставил на автомашинах, а тут его перегрузили на санный обоз и через линию фронта, через «партизанские ворота» доставили в соединение.

Не прошло и недели после ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава получения боеприпасов, взрывчатки и артиллерии, а соединение было готово к новенькому рейду. В этот‑то момент из Киева пришло распоряжение: Сидору Артемовичу сдать командование соединением Вершигоре, а самому, выехать на Огромную землю.

Эта известие произвела воспоминание взорвавшейся бомбы и всколыхнула всех партизан. И не сложно! Человек, который сделал ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава отряд, вырастил его в соединение, с боями провел от Путивля до Карпат, одно имя которого наводило ужас и трепет на германских захватчиков, должен покинуть соединение. Люди так привыкли к нему, так верили в него, что не мыслили существование соединения без Ковпака.

Партизаны хлынули к домику, в каком размещался Ковпак. Услыхав ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава гомон под окнами, Сидор Артемович вышел на улицу.

– Шо вы, хлопцы, расшумелись? ‑ спросил он.

– Правда, что вы уезжаете? – послышалось со всех боков.

– Правда, – ответил Ковпак.

– Как же мы? Соединение?

– Комиссара утратили, а сейчас и вы от нас уезжаете…

Ковпак, никогда в самой сложной обстановке не терявший присутствия ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава духа, сейчас стоял взволнованный и не находил, что ответить этим близким его сердечку боевым товарищам.

– Не пустим и крышка! – выпалил Гриша Циркач.

– Нельзя, распоряжение ЦК Коммунистической партии Украины, – собравшись с силами, ответил Сидор Артемович.

– А в ЦК пошевелили мозгами, что нам еще вести войну?

– Помыслили! – уверенно ответил Ковпак. – Помыслили и ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава командиром назначили Петра Петровича Вершигору. Все вы его понимаете. Боевой, энергичный… Прошел неплохую партизанскую школу. С ним не подкачаете. И дело не только лишь в нем. Вы, люд, всему голова… Ну и командиры, с которыми вы прогуливались в бой, остаются… У вас за плечами такая школа, как Карпаты…

– Это ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава так, только мы привыкли к вам, – проговорил уже без особенного задора Гриша Дорофеев.

– А хиба я к вам не привык? – произнес Сидор Артемович, и глаза его заблестели. – Думаете, мне просто с вами расставаться?

Бурные страсти партизан равномерно улеглись. Потекла сердечная беседа. Ковпака засыпали вопросами. Он забавно отвечал ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава, шутил…

– Смотрите, хлопцы, храните боевые традиции, крушите фашистов… Держите связь с народом, – наставительно произнес в заключение Сидор Артемович. ‑ Чувствуйте, – что я всегда с вами.

Совместно с Ковпаком уезжали ветераны соединения Павловский, Панин, Матющенко, Пятышкин и другие товарищи из Сумской области. И только Петр Леонтьевич Кульбака произнес:

– Я со своими хлопцами ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава не разлучусь до победы!

А Павловский категорически заявил:

– Сидор Артемович, дозволь мне проводить их в новый поход. А то как они без меня?

В честь отъезжающих общество «веселых чудаков», возглавляемое Гришей Циркачом, организовало концерт…

На последующий денек после отъезда Ковпака и других ветеранов Вершигора, новый начальник штаба Войцехович ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава и заместитель по политической части Москаленко разработали приказ по воинской части 117. В нем говорилось:

«Приступая к выполнению служебных обязательств, припоминаю, что наша часть выросла и окрепла в двухгодовых бессчетных боях с германскими захватчиками. Рейды по глубочайшим тылам неприятеля под управлением героев партизан Ковпака и Руднева выковали наш коллектив в ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава боевом духе. Комиссар Руднев и командир Ковпак оставили нам богатое наследие – это традиции части, ее боевой дух и моральный вид бойца‑партизана, которого любит люд и терпеть не может, опасается неприятель.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Свято хранить боевые традиции части, ненависть к противнику, преданность Родине, боевую дружбу. Хранить военную тайну, усилить революционную бдительность ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава»…[4]

За некоторое количество дней до выступления в рейд из Киева приехали секретарь ЦК ЛКСМУ товарищ Косыгин и работник ЦК ЛКСМУ товарищ Щавель. Они привезли с собою Красноватое знамя, которое решением ЦК ВЛКСМ было присуждено комсомольской организации нашего соединения.

Денек вручения Красноватого знамени вылился в праздничек. Косыгин от имени ЦК ЛКСМУ поздравил ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава молодежь с боевыми фуррорами, более отличившимся комсомольцам вручил ценные подарки и пожелал новых побед над гитлеровцами.

Принимая Красноватое знамя, ассистент комиссара по комсомолу Миша Андросов произнес:

– Красноватое знамя – это высочайшая оценка боевых дел комсомольской организации и всех партизан нашего соединения… Этой высочайшей заслуге мы также должны ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава нашим погибшим товарищам. Их кровь, пролитая за независимость россии, алеет в этом знамени. Будем верны славным традициям ленинского комсомола. Заверяем ЦК ВЛКСМ, что мы в будущих боях с честью пронесем комсомольское Красноватое знамя! Слава ленинскому комсомолу! Слава нашей Коммунистической партии!

Тонкие ряды партизан отдавали честь Красноватому знамени, на котором ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава вышито золотыми знаками: «Знамя ЦК ВЛКСМ наилучшей комсомольской организации партизанского отряда».

А с утра 5 января 1944 года партизанское соединение под командованием Вершигоры выступило в новый рейд на Сан и Вислу. В рейде мы получили постановление правительства Украины о переименовании нашего соединения в I Украинскую партизанскую дивизию имени два раза Героя Русского Союза С ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава.А. Ковпака. Первому полку было присвоено имя Героя Русского Союза С.В. Руднева.

Ковпаковцы продолжали крушить неприятеля на Украине, в Белоруссии и Польше. Красноватое знамя освещало нам путь к победе и звало на новые подвиги.

Бережной Иван Иванович

ЗАПИСКИ Лазутчика

Редактор И. В. Сидорова. Живописец М.С. Виденский. Худож. редактор ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава Л.И. Немченко. Техн. редактор М. И. Юнисова., Корректоры: Т. И. Пелевина. Н.И. Пилипчук. Изд. № 5074. Подп. к печати 29/IV 1962 г. МЦ 00944. Бумага 84X1081/32‑15,875 (26,035) п. л. + 12 вкл.‑1,23 п. л. = 27.92 уч.‑изд. листа. Тираж 60 000 экз. Заказ № 6028. Стоимость 1 р. 05 коп. Горьковское книжное издательство, г. Горьковатый, Кремль, 2‑й корпус. Типография изд‑ва «Горьковская ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 32 глава правда», г. Горьковатый, ул. Фигнер, 32.

Приложение


shrift-v-pechatnom-izdanii-statya.html
shriftovoe-i-abzacnoe-oformlenie-tekstovij-processor-ms-word.html
shrila-prabhupada-ob-astrologii.html