ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава

– Мальчишки, вперед, черт возьми! Вперед! – выкрикнула тогда отважная и по‑мальчишески озорная автоматчица 2-ой роты Нина Созина и ринулась вперед. Ее примеру последовали другие.

– Гранатами, гранатами, – кипятился Костя Рыбинский.

– Дадым жизна! – орал Вано Рехвиашвили, посылая длинноватые очереди из собственного пулемета.

Гранатные взрывы чередовались с автоматными и пулеметными очередями. Девятая ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава рота принудила умолкнуть германские пулеметы в дзотах. Гитлеровцы начали убегать со станции. Но тем, кто засел в зданиях, путь к отходу был отрезан. В дело вступили минёры. Взлетели в воздух стрелки, семафор, связь.

Вспыхнули служебные строения и подсобные постройки…

Задание было выполнено: неприятельский гарнизон разгромлен, путное станционное хозяйство разрушено. В наших ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава руках оказался склад с зимней одежкой. В особенности радовались партизаны сверкающим белизной новым полушубкам. Ведь зима, как говорится, на носу.

В бою за станцию Демихи мы утратили троих товарищей. Володя Лапин получил легкое ранение, а у ног Кости Рыбинского взорвалась германская лимонка и взрывной волной ослепила его. И сейчас Костю ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава вели под руки его дружки Володя Савкин и Костя Стрелюк.

В отряд с нами пришло пополнение: человек 30 из местной молодежи. Многие совместно с нами участвовали в бою.

Разгромом лоевского гарнизона и проведением операции на стальной дороге Гомель‑Калинковичи наше соединение начало свои боевые деяния на правобережье Днепра.

Не задерживаясь ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава больше в Лесном, отряды утром 17 ноября выступили на юго‑запад. Предстояло переправиться через Припять. Нас это волновало, потому что мостов на реке не было, а морозы стояли еще недостаточно сильные, чтоб сковать воды крепким льдом. Но, до того как подойти к Припяти, мы повстречались с трудностями другого ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава нрава.

На первом же переходе колонна уперлась в топкое болото. Некрепкая кромка замерзшего болота не выдерживала лошадок, лопалась, и на поверхность выступала вязкая жижа. Подводы увязали. Люди надрывались, помогая лошадям. Две автомашины, которые лазутчики захватили в Новых Барсуках, пришлось кинуть, переложив груз на подводы. Чем далее пробирались, тем сложнее ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава это нам давалось. По колонне пронеслась команда:

– С пилами и топорами – вперед!

Застучали топоры, завизжали пилы: начали валить лес, рубить кустарник и укладывать дорогу настилом. Выложим несколько 10-ов метров, протолкнем десяток подвод и опять за топоры и пилы. Лошадки брали рывками. Подводы скакали на бревнах, попадали колесами в ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава колдобины, опрокидывались, и из их прямо в грязь вываливались раненые. Не стихали стоны, клики, брань.

Оберегая покалеченых, партизаны повозки переносили на руках. Неудача заключалась к тому же в том, что пройдет часть обоза, разобьет дорогу и вновь приходится восстанавливать настил. И так весь денек без передышки.

В конце концов к ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава вечеру болото осталось сзади. Но марш был сорван. Люди и лошадки выбились из сил. Нужна была передышка…

Утром 18 ноября подул прохладный ветер. Полетела снежная крупа. Поеживаясь, партизаны шли ускоренным шагом. Маршрут большей частью проходил по открытой местности. Но вот колонна вошла в огромное село Юревичи, пересекла его и свернула к ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава реке, но мы еще длительно шли кустарником, обходя песочные дюны и маленькие озера.

При виде реки наше беспокойство усилилось. Еще бы! Припять покрылась узким слоем льда и то не всюду. Местами показывались незамерзшие полыньи.

За рекой раскинулось село Барбаров. Там конечный пункт нынешнего перехода… Лазутчики начали прощупывать лед ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, отыскивая направление для переправы. Под их ногами лед немного прогибался и пощелкивал, но не ломался. Все далее и далее от берега уходили Черемушкин, Лучинский, Журов и другие лазутчики. Мы наблюдали за ними. На обратном берегу собирался люд. Вдруг лицезреем, оттуда к лазутчикам направился кто‑то из обитателей села ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава. Он размахивал руками и что‑то орал. Ветер доносил до нас клочки фраз:

– Куда вы идете!? Провалитесь! Река еще не стала…

– Не беспокойтесь, папаша! – орал в ответ Павлик Лучинский, продолжая путь по льду.

– Еще никто из местных не переходил, а вы обоз… Потопите.

– Да ведь нам очень нужно на тот ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава сберегал, а если нужно, означает перейдем… – обосновывал Митя Черемушкин…

Еще лазутчики не достигнули обратного берега, а Ковпак подал команду:

– Наездники, на лед!

Первым поторопился молодой лазутчик Миша Семенистый на малеханькой шустрой лошадке: лед угрожающе затрещал, но не проломился.

– Ишак на воду, – с видом знатока произнес Панин.

И вправду ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, когда прямо за Семенистым поехали другие наездники, то слышалось только тихое потрескивание. Так один за одним на том берегу оказался весь взвод конных разведчиков во главе с лихим Мишей Федоренко.

Началась переправа обоза. Для безопасности подводы пускали с промежутками в 50 метров. Но ездовые поверили в счастливую звезду и все ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава сокращали и сокращали расстояние.

– Сколько живем тут, никогда не лицезрели такового чуда, – разводили руками обитатели.

И было чему удивляться. Ведь всего в пятнадцати‑20 метрах в стороны от переправы показывались открытые полыньи, из которых выплескивалась вода, растекаясь по льду. В неких местах вода подходила к нашей дороге. Пришлось настелить сена, чтоб колесами подвод ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава и подковами лошадок не повредить лед. Но и это не достаточно посодействовало. На льду появились провалы и все же, лавируя меж ними, ездовые пробирались вперед.

Орудия командир не отважился пускать через реку по льду. Они были перевезены на пароме несколько в стороне от ледяной переправы.

– Наверняка, так и не ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава бывало никогда, чтоб в одно и то же время, рядом существовали две разные переправы: зимняя и летняя, – произнес ошеломленный Гапоненко…

Весь денек и до поздней ночи ползли подводы по льду, А на последующее утро западный ветер принес потепление. Лед покрылся водой, а еще через пару часиков ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава нереально было перейти пешему, не говоря уже об обозе. Стоило нам задержаться на день, и мы не смогли бы переправиться через Припять.

Оставив сзади себя Припять, соединение углубилось в Полесье. Посреди лесов там разбросаны села, деревни и много маленьких хуторов. Практически в центре Полесья, неподалеку от границы 2-ух братских ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава республик ‑ Белоруссии и Украины, размещен районный центр Лельчицы. Этот район и был облюбован Ковпаком и Рудневым для базирования отрядов.

ПАРТИЗАНСКИЕ „КАННЫ"

Впереди простиралась сплошная полоса лесов. Сейчас, не боясь авиации, мы могли совершать дневные марши. Встреч с большими силами противника пока не предвиделось. Маленькие же гарнизоны и полицейские участки ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, разбросанные в Полесье по селам и местечкам, узнав о нашем продвижении, начали спешно готовиться к обороне. Но когда мы с ходу разгромили несколько таких гарнизонов, а соединение Сабурова обуяло районным центром Словечно, перепуганные полицаи, спасая свои шкуры, в одиночку и группами устремились в Лельчицы под защиту германского гарнизона.

Гитлеровцы ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава из 3-х районов Полесья сделали округ с центром в городке Лельчицы. Это был их опорный пункт в глухом районе Полесья. Тут сосредоточились германские окружные власти, полицейское управление и военная комендатура с гарнизоном около трехсот боец и офицеров.

После того как нашими подразделениями была уничтожена полицейская охрана складов в Буйновичах, а зерно ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава и мука из этих складов были частью вывезены партизанами и частью розданы популяции, в Лельчицах поднялся переполох. Гитлеровцы спешно укреплялись в городке: приспосабливали строения к обороне, рыли окопы в парке перед комендатурой, гарнизон усилился полицейскими, которые прибежали из близлежащих сел.

В лагере неприятеля царила паника. Этому, в большой ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава мере, содействовали слухи, которые распространяло местное население. В их устах наше партизанское соединение преобразовывалось в кадровые войска Красноватой Армии.

Обо всем этом разузнали лазутчики.

– Самый раз нанести удар по Лельчицам, – произнес комиссар.

– Ты, Семен Васильевич, мои думки читаешь, – забавно отозвался Ковпак. – А начальник штаба, наверное, и план уже разработал. Как ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава Григорий Яковлевич? – обратился командир к Базыме.

Да, неторопливый, рассудительный начальник штаба Базыма, прошлый учитель, уже не раз замечал, как то Ковпак, то Руднев открывали карты и пристально всматривались в то место, где обозначен город Лельчицы. Туда же нацеливались и главные силы разведки. Вот и сейчас только возвратились оттуда лазутчики ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава Черемушкин, Журов и Лучинский, как вновь к городку направились Мычко, Архипов, Гомозов и Виноградов.

По всему было видно, что решение о разгроме лельчицкого гарнизона командиром и комиссаром принято, а ассистентом начальника штаба Васей Войцеховичем разработан план боя с расчетом окружить и убить гарнизон. Ожидали только комфортного момента ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава для удара. Таковой момент настал.

Денек 25 ноября прошел в заботах по подготовке к операции. В ударную группу входили Путивльский, Глуховский и Шалыгинский отряды. Кролевецкий отряд был должен перекрыть дороги, идущие из Лельчиц, и не допустить подхода подкрепления противника, также уничтожать группы, которые могут прорваться из Лельчиц. В резерв выделялись три роты ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, в том числе и наша тринадцатая.

– Это будут наши партизанские «Канны», – воодушевленно произнес Руднев. – Так проведем же их с достоинством!

Перед самым выступлением на задание мне повстречался Саша Тютерев. Лицезрев меня, он издалече заорал:

– Слыхал, Иван Иванович, старик номер отчубучил?‑ И, увидя мой недоуменный взор, объяснил: – Ковпак по ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава телефону переговорил с Лельчицами и отдал приказ гитлеровскому офицеру немедля убраться восвояси.

– Что все-таки тот?

– А тот ответил: «Я бы с наслаждением, но начальство не разрешает… Я всего только заместитель».

– Наш дед под Буденного действует, – воткнул прошлый бухгалтер, а сейчас командир пятой роты Степа Ефремов. – Помните, как ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава он отдал приказ генералу Шкуро выстроить в Воронеже свои войска для парада?

…Бесшумно и деловито покидали роты Стодолищи. Сразу с Путивльским, из примыкающих сел выступали другие отряды соединения. Нужно было к двум часам ночи изготовиться к бою, а в три часа начать атаку.

Тринадцатая рота шла со штабом за ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава пятой, 6-ой и девятой ротами ударной группы… Когда мы подходили к речке Уборти, в Лельчицах раздался винтовочный выстрел. Прямо за этим вокруг городка разразился пулеметный и автоматный шквал. Снопы трассирующих пуль полетели к центру городка со всех боков.

С первых же минут противник начал гневно сопротивляться. Возможно, боясь нападения партизан ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, гитлеровцы еще с вечера расположились в окопах и строениях, адаптированных к бою. Но 1-ый напор партизан оказался так сильным, что неприятель обязан был откатиться в глубь населенного пт.

Чем поближе к центру продвигались партизаны, тем отчаяннее сопротивлялся противник. К рассвету неприятельский гарнизон был зажат в кольцо в нескольких домах ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава. В особенности упрямое сопротивление оказывали немцы, засевшие в кирпичных зданиях комендатуры и казарм и окопах, отрытых вокруг этих построек и в парке перед комендатурой. В пьедестале разрушенного монумента Ленину гитлеровцы соорудили дот…

Сильный пулеметный и автоматный огнь неприятеля задержал на некое время продвижение партизан и принудил залечь. Было надо торопиться ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, потому что к германцам могло подойти подкрепление.

К роте прибежал Вершигора, назначенный заместителем Ковпака на период боя.

– Веди ребят на прикрытие артбатареи! – выкрикнул он, направляясь в город.

Перейдя вброд Уборть, рота достигнула окраины Лельчиц. Впереди бухали орудия, рвались гранаты, доносились трескучие очереди пулеметов и автоматов. Над нашими ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава головами запели пули. Чем поближе к центру городка, тем больше ощущалась плотность вражеского огня. Пригибаясь, автоматчики быстро перебегали от 1-го убежища к другому, а кое‑где приходилось переползать. Вот и наша артиллерия. Пушки вели огнь по противнику, засевшему в парке. Около орудий слаженно и верно действовали расчеты. Затянутый ремнями, с ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава биноклем на груди, командир батареи майор Анисимов повстречал нас с нескрываемой радостью.

– Товарищ подполковник, разрешите орудия подтянуть поближе к германцам. Отсюда обстрел неважный – дома мешают, – обратился он к Вершигоре.

– Валяй, – разрешил Петр Петрович. – Мы прикроем.

Развернув в цепь, я повел роту вперед. Прямо за нами артиллеристы тащили орудия. Когда до расположения ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава германцев оставалось метров восемьдесят и их оборона была отлично видна, орудия встали на прямую наводку и открыли огнь.

Артиллеристы обстреливали казарму, из окон которой строчили германские пулеметы. Наши снаряды, ударяясь о каменные стенки и взрываясь, не причиняли пулеметчикам никакого вреда.

Пришествие наших рот застопорилось. Падали убитые ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава. Пронесли несколько покалеченых. В это время Нина Созина подбежала к казарме, бросила в окно гранату, но в последний момент была ранена… Упустить случай, означает утратить темп пришествия. Это осознавал Вершигора и здесь же бросил в бой тринадцатую роту.

Казалось, что в состоянии сделать пятнадцать‑шестнадцать автоматчиков. Оказывается, почти все ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава!

Как я повел роту в обход германской комендатуры, справа, слева послышался хрипловатый глас моего дружка Саши Тютерева:

– Вперед, ребята! Подкрепление прибыло.

Он 1-ый ринулся вперед, за ним поднялась вся 5-ая рота. Примеру пятой последовали шестая и девятая роты. Мы с фланга огнем автоматов поддерживали атаку. Бой разгорелся с новейшей силой ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава. Пошли в ход ручные гранаты. Прямое попадание снаряда принудило умолкнуть пулемет в доте. Партизаны ворвались в парк и перебили гитлеровцев, которые засели в окопах. Путь к комендатуре и казармам расчищен.

Идти в лоб на пулеметы не было смысла. 2-ая, шестая и девятая роты заняли германские окопы, а 5-ая ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава и тринадцатая продолжали обходить опорный пункт неприятеля. Правее и впереди навстречу нам гнали германцев шалыгинцы и глуховчане. Гитлеровцы лицезрели безвыходность собственного положения и остервенело сопротивлялись.

Укрывшись за сараем, я начал следить, чтоб найти, откуда стреляет германский пулемет. Рядом со мной оказались Стрелюк, Савкин и боец из пятой роты. Вдруг ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава из‑за угла вынырнул Вершигора.

– Откуда лупит?‑ спросил он.

– А вон из‑за забора, – ответил боец, указывая рукою вперед.

В это время прогремела германская пушчонка, снаряд‑болванка снес бойцу голову. Обезглавленное тело с автоматом в правой руке, вроде бы не хотя подчиниться погибели, какое‑то мгновение стояло бездвижно, а потом упало на ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава землю, как спиленное дерево.

При виде этого я сорвался с места и, практически не помня себя, с кликом: «Бей гадов!» ринулся на германский пулемет у забора. Справа и слева от меня бежали автоматчики. На первых же метрах меня опередил длинноногий Стрелюк. Вперед полетели гранаты. Пулемет замолчал. Мы с ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава ходу перелезали через забор, обходя казармы с тыла. С умопомрачительной легкостью прямо за молодежью через двухметровый забор перемахнул Вершигора.

– Отходят, отходят! ‑ заорал он, демонстрируя на группу германцев, которая, прячась за домами, пробиралась в сторону леса.

Мы с несколькими автоматчиками пустились в погоню. Путь преградило проволочное заграждение, которым были обнесены несколько ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава сараев.

– Смотрите, часовой, – произнес Маркиданов и автоматной очередью срезал фашиста. Перебив проволоку, Ванюшка подбежал к убитому, снял с него новый «вальтер» и здесь же преподнес мне в память о лельчицком бое.

Наше внимание завлекли истерические клики людей в сарае. Сбили замки и открыли двери. Из сарая вывалила масса ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава оборванных, изможденных обитателей Лельчиц, находившихся в фашистском застенке. Это была кутузка…

Убегавших германцев преследовали до окраины городка. Далее расстилалась луговина, а за ней лес. Гитлеровцы считали себя в безопасности… и просчитались. На опушке леса их повстречали засады Глуховского отряда.

Бой подходил к концу. И нужно же было случиться так, что ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава в последние минутки боя был ранен в ногу Маркиданов. Щербаков поторопился ему на помощь и тоже был ранен в плечо и руку. Виновником ранения 2-ух наших товарищей был германский пулеметчик, укрывшийся на чердаке дома. Наши автоматы принудили его умолкнуть.

Пока мы добивали германцев, пытавшихся пробиться к лесу, в ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава центре еще шел упрямый бой. Развязка наступила тогда, когда Митя Черемушкин, Коля Гапоненко и еще несколько партизан ворвались в казармы и забросали гранатами закрепившихся там германцев. Скоро весь город был в наших руках. При помощи обитателей мы вылавливали германских боец, попрятавшихся на чердаках, в стогах сена, в подвалах.

Только стихли ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава выстрелы в Лельчицах, как на заставах Кролевецкого отряда вспыхнул бой. Как после стало понятно, это из Ельска на 7 автомашинах и 3-х броневиках подошло подкрепление лельчицкому гарнизону. Подпустив их на близкое расстояние, кролевчане обрушили на неприятеля всю мощь собственного огня. Не достаточно кто из гитлеровцев смог унести ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава ноги.

В городке мы захватили огромные трофеи: орудие, боеприпасы, продовольствие, снаряжение. Очень были кстати зимняя одежка, обувь и огромное количество хрома… Наши минеры подорвали электрическую станцию, маслозавод,«кожевенный и лесопильный фабрики, мельницу, два моста на реке Уборть и узел связи. Кролевецким отрядом уничтожены две бронемашины.

Шикарно в Лельчицах жили германские ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава офицеры. Их квартиры были забиты награбленным имуществом, стенки в коврах. Специально для обслуживания гитлеровских офицеров работали портняжная и сапожная мастерские. Сейчас эти мастерские перебежали на службу партизанам. Русские граждане, освобожденные из кутузки, явились достойным пополнением нашего отряда.

Разгромом германцев в Лельчицах было положено начало сотворения партизанского края в Полесье. На 10-ки ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава км вокруг не было германских гарнизонов. Успехи ковпаковцев и сабуровцев послужили примером для многих маленьких партизанских отрядов, которые так же активизировали свои деяния.

…В радостном настроении покидали партизаны отвоеванный у неприятеля город Лельчицы. Но не успела колонна втянуться в лес, как Черемушкин доложил, что справа движется до сорока человек ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава и четыре подводы.

– Видимо, полицаи торопятся в Лельчицы на помощь, – высказал предположение Митя.

– Поздновато, – ожил Карпенко. – Устроим им встречу.

Горкунов послал связного доложить Ковпаку, а мы с Карпенко повернули свои роты навстречу неведомой группе. Мы уже начали готовиться к бою, вдруг из леса вскачь вылетел наездник.

– Не стреляйте ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, свои! – заорал он издалече, как увидел нас.

– Ба, Олег! – удивленно произнес Карпенко.

К нам на взмыленном гнедом жеребце подскакал Олег Фирсов.

– Откуда ты?

– Из Симоновичей, – ответил возбужденный Олег. – С Мишей Фоминым и Иваном Семеновым разоружили 50 девять полицейских.

– Не может быть! Втроем? – опешил Стрелюк.

– Не веришь? Взгляни, – произнес Олег, указывая на ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава выезжавшие из леса подводы и огромную группу пленных, которых конвоировали Фомин и Семенов.

Казалось невообразимым, чтоб три человека могли разоружить такое количество противников. А вышло это так.

Ленкин с одиннадцатью кавалеристами вел разведку. На одном из хуторов от местных обитателей вызнал, что в Симоновичах много полицейских ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава. Он поручил Фирсову с 2-мя лазутчиками уточнить данные.

Лазутчики к селу подъехали ранешным с утра. Зашли в избу, чтоб расспросить о полицейских,

– Всего полицейских человек шестьдесят, – произнесла разбитная молодуха. – Только посреди их реальных‑то предателей и пятнадцати не наберется. Других немцы против воли принудили взять орудие.

– Эх, была не ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава была, рискнем? – обратился Олег к товарищам.

Направились к дому, в каком размещалась милиция. Часовой дремал на крыльце. Когда его разбудили, он с перепугу принял разведчиков за начальство из Лельчиц. Олег отдал приказ собрать всех полицейских…

Полицейские по одному ‑ по два начали приходить минут через пятнадцать. Их пропускали в дом, обезоруживали ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава и брали под охрану. Так за час разоружили 50 девять человек. Старосты и начальника милиции не было. Они еще намедни уехали в Лельчицы…

– Мы партизаны, – произнес Фирсов, когда были обезоружены все полицейские.

Из пятидесяти 9 пленных шестнадцать очевидных предателей были расстреляны, тринадцать человек, по их просьбе, приняты в партизаны, другие отпущены…

Со ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава денька выхода из Брянских лесов до момента разгрома германцев в Лельчицах прошло ровно месяц. Рейд прошел удачно. За этот период времени соединение провело ряд суровых боев с германцами, израсходовало значительную часть боеприпасов. Сразу с этим в обозе накопилось огромное количество покалеченых. Нужно было избрать место для базирования отрядов ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, которое бы находилось вдалеке от больших германских гарнизонов и имело площадку для приема самолетов.

После кропотливой разведки Ковпак и Руднев приостановили собственный выбор на Глушкевичах и окружающих их селах Милашевичах, Прибыловичах и Капищах. 29 ноября отряды заняли отведенные им села.

Штаб соединения с Путивльским отрядом разместился в Глушкевичах.

Лазутчики протянули свои щупальцы ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава к Мозырю, Столину, Сарнам, Олевску и другим городкам, отыскивая объекты для нападения.

ДИВЕРСИЯ У ДОМБРОВИЦЫ

Декабрь пришел с обильными снегопадами и снежными буранами. Хлопьями валит снег. Не успеют снежинки коснуться земли, как их подхватывает порывистый ветер и, покружив в воздухе, вновь кидает на землю. Встречный ветер принуждает ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава прикрывать лицо воротником шинели. Жеребцы, изогнув шейки колесом, не желают идти против ветра и норовят свернуть в сторону. На дороге снежные заносы. Лошадки увязают по брюхо в сугробах и с трудом тащат розвальни. Лазутчики временами соскакивают с саней, чтоб согреться и посодействовать лошадям.

На вторых санках со мною Костя Стрелюк ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, Володя Савкин и Сережа Рябченков. Впереди метрах в пятидесяти от нас едет Коля Гапоненко с 4-мя лазутчиками. Снежная вьюга прячет их от нашего взгляда и заметает след саней. Но вот впереди замаячили сани. Подъезжаем поближе. К нам подбегает облепленный снегом Гапоненко.

– Лошадки не идут, выбились из сил! – старается он ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава перекричать подвывание вьюги. – И дороги не видно…

– Оставайся, Коля замыкающим. Мы поедем вперед, – проорал я в ответ.

Сережа дернул вожжами, лошадки нехотя свернули с дороги, обошли санки Гапоненко и вышли вперед. Сейчас мы пробивали дорогу для других 4 саней. Спешили. Было надо до пришествия ночи добраться до огромного леса…

В лес ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава въехали, когда было уже мрачно. Даже луна не помогала. Зато ехать стало легче. Ветер нас уже не допекал, только угрожающе гудел в верхушках сосен. Почувствовав под собой дорогу, лошадки пошли быстрее.

Нам предстояло за два перехода проехать около 100 пятидесяти км, выйти к реке Стырь западнее Домбровицы и подорвать ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава два жд моста. Взрывы нужно произвести в ночь с 4‑го на 5 декабря. В это время должны взлететь в воздух мосты на стальных‑дорогах западнее, восточнее и южнее Сарн, также в районе Столина. Туда ушли группы Кульбаки, Цымбала, Подоляко и другие. Этими диверсиями предусматривалось вывести из строя сарнский жд узел ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, который, как спрут, впился своими щупальцами в Полесье и Ровенщину. Он обеспечивал переброску гитлеровских войск и грузов по дорогам Ковель‑Киев, Лунинец‑Ровно, связывал магистрали Брест‑Гомель, Ковель‑Киев, Львов‑Киев.

В нашей «чертовой дюжине» в строю находилось всего тринадцать человек, потому что Лапин, Рыбинский, Маркиданов и Щербаков еще не ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава оздоровели после ранений. Володя Зеболов получил особое данное по разведке стальной дороги, а Вершигора, радистка Аня Малая и их ездовой с нами на задание не шли. Потому нам в качестве усиления выделили из двенадцатой роты 5 человек с пулеметом. Возглавлял эту группу командир роты Сарапулов.

Отправляя группы на задание, Ковпак произнес ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава:

– Смотрите, хлопцы, чтоб мне все мосты взлетели в воздух впору.

А комиссар добавил:

– Поглядим, как вы способны без помощи других решать боевые задачки.

После такового напутствия каждому не хотелось попасть впросак…

Всю ночь ехали лесом. Сделали всего две остановки по 30 минут: подкормили лошадок и дали им передышку. К ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава утру снежную вьюгу сменил крепкий мороз. От вспотевших жеребцов валил пар. Хвосты и гривы засеребрились.

Впереди показались заснеженные крыши домов. Из труб подымались ровненькие столбики дыма. Избы приманивали теплом. Тут была намечена дневка. Но как мы подъехали к околице, в селе поднялся переполох. Это нас заставило задуматься. Отправили вперед разведку ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава. Оказалось, что предпосылкой переполоха явились мы сами. Дело в том, что большая часть из нас были одеты в форму германских боец и офицеров. Кто‑то из обитателей увидел нас, принял за германцев и предупредил соседей. По селу полетела тревожная известие.

До того как расположиться на отдых, мы ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава организовали охрану села. И здесь‑то выяснилось, что в населенном пт есть партизаны… К нам пришли три вооруженных человека, назвавшиеся лазутчиками отряда «дяди Пети». Их возникновение меня изумило. Тем паче, что о таком отряде мне ничего не было понятно. Отправляясь в далекий путь, я не задумывался повстречать тут партизан ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава. Мне казалось, что мы забрались в места, где еще не ступала партизанская нога, и мы будем первыми вестниками от народных мстителей. Но не так‑то было! Правда, мы поначалу не доверяли им. Но обитатели подтвердили, что это вправду партизаны. Одна дама так и произнесла: «Это партизаны нашего «дяди ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава Пети».

Из бесед с лазутчиками «дяди Пети» выяснилось, что, не считая их отряда, в Полесье и севернее действуют к тому же другие партизанские отряды и группы. Это весть нас обрадовало. Появилось такое чувство, будто бы мы повстречали старенькых и добротных друзей. Означает, мы не одиноки. Партизанское движение с каждым деньком ширится ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, разрастается.

От новых знакомых мы узнали, что мосты, которые нам предстояло подорвать, находятся на недействующей узкоколейной дороге. Полностью понятно, что ехать туда не было смысла.

– А что, Сарапулов, если подорвать этот, – ткнул я пальцем в то место на карте, где обозначен мост через реку Случь около хутора Хлевки севернее ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава Домбровицы.

– Ты старший, для тебя и решать, – ответил он не задумываясь.

Подошел лейтенант Гапоненко, длительно всматривался в карту, вытащил из полевой сумки циркуль‑измеритель, прошагал им по темной полосы, обозначавшей грунтовую дорогу, еще поразмыслил и только тогда произнес:

– Попробуем.

Путь наш сократился км на 50. Выехали с пришествием ночи. До ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава Хлевков нас аккомпанировали лазутчики «дяди Пети». На место приехали часам к одиннадцати ночи.

К мосту провести вызвались два старых радостных полещука. Было надо пройти около 2-ух км. Прикрываясь кустиками, пошли повдоль высочайшей жд насыпи на неком расстоянии от нее Прямо за нами ехали санки со взрывчаткой и ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава станковым пулеметом. Погода, как назло, стояла тихая и лунная. Под ногами громко скрепел снег.

Вот и мост. К мосту примыкает высочайшая платформа. По ней взад и вперед прохаживается часовой. Его шаги звонко раздаются в ночной морозной тишине. При виде часового и моста сердечко невольно учащает стук. Вот он, объект нашего нападения ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава! От того, получится ли нам бесшумно снять часового, почти во всем зависит фуррор дела.

В кустиках, неподалеку от моста, залегли. Выждали, когда часовой спустился за насыпь к казарме. Послышался стук закрываемой двери.

– Вперед! – тихо скомандовал я.

Мгновение – и лазутчики под мостом. До нашего слуха донеслись шаги.

– Смена на ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава пост идет, – высказал вслух свою гипотезу Гольцов.

Мы решили захватить часового без стрельбы. Не хотелось поднимать шума, чтоб из Домбровицы не привлечь германского подкрепления. Из‑под моста я пробрался на платформу. Прямо за мной прокрался и Савкин. Над нашими головами прохаживался часовой. Вот он доходит до края платформы ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, поворачивает назад, и в этот момент автоматы мой и Володи Савкина, как по команде, легли на край платформы. Тихо приказываю:

– Руки ввысь!

Но часовой, не раздумывая, бахнул из винтовки в воздух, но здесь же упал от автоматных очередей. Не ждя команды, партизаны выскочили из‑под платформы и моста и кинулись к ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава казарме, в какой располагалась охрана. Было надо спешить, пока не пришли в себя немцы в Домбровице.

– Мурзин и Землянко, с пулеметом на ту сторону моста, – распорядился я. – Остроухов, приготовить взрывчатку!

Первыми в казарму ворвались Костя Стрелюк и Володя Савкин. В это время зазвенели стекла и кто‑то ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава выскочил в окно. Костя отдал очередь вослед беглецу и огляделся. В тесноватом помещении у стенок стояли двухъярусные нары. В пирамиде 6 винтовок. Посредине комнаты докрасна накаленная буржуйка. В казарме тихо и душно.

– О, валенок! – обрадовался Костя, заметив доброкачественный валенок под нарой. Он схватил его и начал вытаскивать, но вкупе с валенком показалась нога ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, а потом и 2-ая. Из‑под нар вылез полицай. Не успели Костя и Володя опамятоваться, как из‑под других нар один за одним выползли еще четыре сторожа.

Лазутчики готовы были открыть огнь из автоматов, но полицейские поторопились поднять руки, и какой-то из них, видимо старшой ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава, дрожащим голосом произнес:

– Все, ч‑что з‑тут есть, и м‑мы, – в‑ваши.

– Сейчас‑то и мы лицезреем, что вы наши, – произнес с драматичностью Костя.

Когда я подбежал к казарме, то увидел, как один полицай в нательном белье и с босыми ногами улепетывал через реку, обходя полыньи. По нему, не ШУМЕЛ СУРОВО БРЯНСКИЙ ЛЕС 14 глава целясь, стрелял Сережа Рябченков. Полицай увязал в снегу, падал, поднимался и вновь бежал.


shprengelnie-sterzhnevie-sistemi.html
shrajer-volfgang-detektor-lyubvi-lyubitelej-audioknig-istoriya-lyubvi.html
shri-kak-odin-iz-aspektov-bhagavana.html