ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ

Начнем с 2-ух цитат. Обе они отражают делему связи и контраста меж личностью Адама Смита, снаружи не очень броской и видной, и его большой ролью в науке.

Уолтер Бэджгот, британский экономист и публицист викторианской эры, писал в 1876 г.: «О политической экономии Адама Смита было сказано практически нескончаемо много, о ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ самом же Адаме Смите — сильно мало. А меж тем дело не только лишь в том, что он был одним из самых типичных людей, да и в том, что его книжки чуть ли можно осознать, если не иметь представления о нем как о человеке»[108].

После Бэджгота смитоведение, естественно, продвинулось вперед. Фактическая ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ сторона жизни Смита в главном известна, хотя и далековато не настолько детально, как, скажем, жизнь Юма либо Тюрго. Все же в 1948 г. британский ученый Александр Грей гласит: «Адам Смит был настолько очевидно одним из выдающихся мозгов XVIII в. и имел такое большущее воздействие в XIX в. в собственной своей стране ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ и в мире, что кажется несколько необычной наша нехорошая осведомленность о подробностях его жизни... Его биограф практически поневоле обязан восполнять недочет материа­ла тем, что он пишет не столько биографию Адама Смита, сколько историю его времени»[109].

Серьезной научной биографии Смита на Западе до сего времени не существует ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ. Вопрос о соотношении личности Смита, системы его мыслях и его эры еще ожидает реального решения.

Потребности эры рождают подходящего человека. Будучи обоснована развитием самого капиталистического хозяй­ства, политическая экономия в Великобритании достигнула таковой стадии, когда появилась необходимость сотворения системы, необходимость упорядочения и обобщения экономических познаний. Смит был человеком и ученым ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ, которому такая задачка оказалась по плечу. Этот шотландец счастливо соединял внутри себя возможности абстрактного мышления с уме­нием живо говорить о определенных вещах. Энциклопедическую ученость — с исключительной добросовест­ностью и научной честностью. Умение использовать идеи других ученых — с большой самостоятельностью и критич­ностью мысли. Известную научную и штатскую сме­лость — с ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ профессорской уравновешенностью и система­тичностью.

Но самое главное заключается в том, что Смит, выражая
интересы возрастающей промышленной буржуазии, ни при каких обстоятельствах не был ее бесспорным апологетом. Он не только лишь лично стремился к научному беспристрастию и не­зависимости суждений, но в большой мере достигнул этого. Такие свойства позволили ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ ему сделать систему научной
политической экономии. По выражению Маркса, «это была попытка просочиться во внутреннюю физиологию буржуаз­ного общества»[110]. Книжка Смита — значимый монумент людской культуры, верхушка экономической мысли XVIII в. Как понятно, британская политическая эконо­мия, сделанная приемущественно трудами Смита и Рикардо, явилась одним из источников марксизма.

Шотландия

Стало уже ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ общим местом, что поли­тическая экономия Смита может быть понята только с учетом того, что он был шотландец, и притом обычный, с ярко выраженным государственным нравом.

«Шотландцы — не британцы, отнюдь» — так начинает биографию другого величавого шотландца, первооткрывате­ля пенициллина Александра Флеминга, французский писа­тель Андре Моруа. Что все ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ-таки такое шотландский националь­ный нрав? На этот вопрос не так просто ответить, осо­бенно если попробовать отделить действительность от пучины обычных представлений, вымыслов и насмешек по поводу шотландцев, которая накопилась за столетия в фольклоре их южных соседей — британцев. Считается, что этот маленький люд (во времена Смита шотландцев было около полутора миллионов ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ) отличается трудолюбием, бережливостью и расчетливостью. Считается, что шотланд­цы трезвы, неразговорчивы и деловиты. Считается, в конце концов, что они склонны порассуждать на отвлеченные темы, «по­мудрствовать».

Возможно, все это в некий мере соответствует дейст­вительности. Но чуть ли так можно разъяснить нрав Смита и особенности его взглядов ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ. Воздействие Шотландии на него, разумеется, поглубже и труднее. Оно определяется не только лишь достаточно плоской абстракцией государственного ха­рактера, да и определенным положением страны и народа во времена Смита.

Несколько веков шотландцы вели упрямые войны с Англией. В 1603 г. шотландский повелитель Иаков (Джемс) VI Стюарт стал также английским владыкой ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ Иаковом I и объ­единил под властью британской короны обе части острова. Эта уния была, но, почти во всем только формальной: эко­номически Великобритания и Шотландия развивались практически неза­висимо. Длилась и борьба, в течение XVII в. шот­ландцы пару раз брались за орудие. Эта борьба име­ла вместе с государственной ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ также религиозную расцветку, что присваивало ей особенное ожесточение. В Великобритании после рестав­рации монархии Стюартов в 1660 г. была восстановлена муниципальная англиканская церковь, а пуританские (пресвитерианские) течения подвергались гонениям. В Шотландии, напротив, подавляющая часть населения придерживалась пресвитерианства и отрешалась призна­вать англиканских епископов.

При царице Анне в 1707 г ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ. была в конце концов заключена муниципальная уния. Это было в интересах британских и шотландских промышленников, негоциантов и богатых ферме­ров, воздействие которых к этому времени приметно усилилось. Были сняты таможенные барьеры меж обеими странами, расширился сбыт шотландского скота в Великобританию, глазговские негоцианты получили доступ к торговле с английскими колониями в ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ Америке. Ради этих благ шотландская бур­жуазия готова была немного поступиться патриотизмом: в новеньком Соединенном царстве Шотландия безизбежно должна была играть подчиненную роль. Напротив, шот­ландские аристократы были в собственном большинстве против унии. Делая упор на верных им воинственных горцев, кото­рые жили еще при феодальных порядках ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ с пережитками родового строя, они пару раз поднимали восстания. Но население экономически более развитой равнин­ной Шотландии их не поддерживало, и восстания всякий раз кончались неудачей. Действия этой эры изображены в узнаваемых исторических романах Вальтера Скотта «Пу­ритане», «Черный карлик», «Роб Рой», «Уэйверли». (Кста­ти сказать, молодой Вальтер Скотт был знаком ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ со Смитом в последние годы его жизни и оставил несколько рассказов о Смите, ценных своими деталями).

После унии в Шотландии началось существенное эко­номическое развитие, хотя некие отрасли мучались от британской конкуренции, а другие — от еще сохранив­шихся феодальных порядков. В особенности стремительно рос город и порт Глазго, вокруг ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ которого появлялся целый промыш­ленный район. Наличие дешевенькой рабочей силы из сельских и горных районов и широких рынков сбыта в Шотландии, Великобритании и Америке содействовали росту индустрии. Большие землевладельцы и богатые фермеры-арендаторы начали вводить улучшения в сельском хозяйстве. За 70 лет, меж унией 1707 г. и публикацией «Богатства народов» в ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ 1776 г., Шотландия резко поменялась. Правда, экономи­ческий прогресс затронул практически только равнинную Шотландию. Но конкретно тут, в треугольнике меж городками Керколди, Глазго и Эдинбургом, прошла практически вся жизнь Смита.

Ко времени зрелости Смита экономика неразрывно связала судьбу Шотландии с судьбами Великобритании; складыва­лась единая буржуазная цивилизация. Для Смита, который смот ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ­рел на все исходя из убеждений развития производительных сил и «богатства нации», это было в особенности разумеется. Что ка­сается шотландского патриотизма, то он принял у него, как и у многих просвещенных шотландцев, «культурный», чувственный, но не политический нрав.

Воздействие церкви и религии на общественную жизнь ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ и науку равномерно уменьшалось. Церковь утратила кон­троль над институтами. Шотландские институты отличались от Оксфорда и Кембриджа духом свободомыс­лия, большой ролью светских паук и практическим укло­ном. Тут в особенности выделялся Глазговский институт, где обучался и преподавал Смит. Рядом с ним работали и были его друзьями изобретатель паровой машины Джемс ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ Уатт и один из основателей современ­ной химии Джозеф Блэк. Приблизительно в 50-х годах Шотландия вступает в полосу огромного культурного подъема, который находится в различных областях науки и искус­ства. Блестящая когорта талантов, которую отдала в протяжении полвека малая Шотландия, смотрится очень убедительно. Не считая нареченных в ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ нее входят экономист Джемс Стюарт и философ Давид Юм (последний был наиблежайшим другом Смита), историк Уильям Робертсон, социолог и экономист Адам Фергюсон. Смит был отлично знаком с такими людьми, как геолог Джемс Хаттон, про­славленный доктор Уильям Хантер, конструктор Роберт Адам. Значение всех этих людей и их трудов выходило не только ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ лишь далековато за границы Шотландии, да и за границы Британии.

Такая была среда, атмосфера, в какой вырос талант Смита. Очевидно, Смит никак не был только плодом шотландской культуры, а его экономические наблюдения выходили далековато за границы Шотландии. Британская наука и культура, сначала британская философская и финансовая идея ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ, сформировали его более чем чисто шотландские воздействия. В практическом смысле вся его книжка ориентирована на то, чтоб оказать определенное (антимеркантилистское) воздействие на экономическую поли­тику Соединенного царства, английского правитель­ства. В конце концов, нужно отметить еще одну линию воздействий — французскую. В Шотландии, связанной со времен Марии Стюарт классическими узами с Францией ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ, воздействие фран­цузской культуры чувствовалось посильнее, чем в Великобритании. Смит отлично знал сочинения Монтескье и Вольтера, экзальтированно приветствовал 1-ые работы Руссо и тома «Энциклопедии».

Доктор Смит

Адам Смит родился в 1723 г. в небольшом городе Керколди, близ Эдинбурга. Его отец, таможенный бюрократ, погиб за не­сколько месяцев до рождения ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ отпрыска. Адам был единствен­ным ребенком юный вдовы, и она предназначила ему всю жизнь. Мальчишка рос хрупким и болезненным, сторонясь гулких игр сверстников. Семья жила бедно, да и на­стоящей нужды не знала. К счастью, в Керколди была не плохая школа и учитель, не забивавший, по примеру многих, головы деток ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ только цитатами из библии и латин­скими спряжениями. Не считая того, Адама с юношества окру­жали книжки. Таковы были 1-ые зачатки той обширной учености, которая отличала Смита.

Правда, Смит не получил, по понятным причинам, такового блестящего образования, как аристократ Тюрго. Он,а именно, никогда не имел неплохого учителя французского ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ языка и так и не научился как надо гласить на нем, хотя читал свободно. Древнейшие языки, без которых в XVIII в. нельзя было обойтись образованному человеку, он в значимой мере осваивал уже в институте (в особенности древнегреческий).

Очень рано, в 14 лет (это было в обычаях тех пор), Смит поступил ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ в Глазговский институт. После неотклонимого для всех студентов класса логики (первого курса) он перебежал в класс нравственной философии, выб­рав тем гуманитарное направление. Вобщем, он занимался также арифметикой и астрономией и всегда отличался значительными заниями в этих областях. К 17 го­дам Смит имел посреди студентов репутацию ученого и не­сколько ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ необычного малого. Он мог вдруг глубоко заду­маться посреди гулкой компании либо начать гласить с самим собой, забыв, об окружающих. Эти мелкие стран­ности остались у него на всю жизнь. Удачно закончив в 1740 г. институт, Смит получил стипендию на даль­нейшее обучение в Оксфордском институте. Стипендия выплачивалась ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ из наследия 1-го богача-благотвори­теля. В Оксфорде он практически безвыездно провел 6 лет. С удивлением нашел Смит, что в прославленном институте практически ничему не учат и не могут обучить. Несведущие доктора, практически все англиканские свя­щенники, занимались только интригами, политиканством и слежкой за студентами. Через 30 с излишним лет, в ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ «Богат­стве народов», Смит свел с ними счеты, вызвав взрыв их ярости. Он писал, а именно: «В Оксфордском институте большая часть профессоров в течение уже многих лет совершенно отказалось даже от видимости преподавания»[111].

Доктора и надзиратели кропотливо наблюдали за чте­нием студентов, изгоняя вольнодумные книжки. Жизнь Сми­та в Оксфорде была ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ тяжеленной, и он всегда вспоминал собственный 2-ой институт с ненавистью. Он тосковал и к тому же нередко болел. Снова его единственными друзьями были книжки. Круг чтения Смита был очень широкий, но никакого особенного энтузиазма к экономической науке он в то время еще не проявлял.

Бесплодность предстоящего пребывания в Великобритании ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ и по­литические действия (восстание приверженцев Стюартов в 1745—1746 гг.) принудили Смита летом 1746 г. уехать в Керколди, где он прожил два года, продолжая заниматься самообразованием. В свои 25 лет Адам Смит поражал эрудицией и глубиной познаний в самых разных обла­стях. Во время одной из собственных поездок в Эдинбург он про­извел ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ настолько сильное воспоминание на Генри Хьюма (поз­же — лорд Кеймс), обеспеченного помещика и мецената, что тот предложил организовать для юного ученого цикл пуб­личных лекций по британской литературе. В предстоящем тема его лекций, имевших значимый фуррор, изме­нилась. Их главным содержанием стало естественное пра­во; это ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ понятие включало в XVIII в. не только лишь юриспру­денцию, да и политические учения, социологию, экономи­ку. 1-ые проявления специального энтузиазма Смита к политической экономии также относятся к этому времени.

Видимо, в 1750—1751 гг. он уже высказывал главные идеи экономического либерализма. Во всяком случае, в 1755 г. он писал, особо оговариваясь ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ, что эти мысли вос­ходят к его лекциям в Эдинбурге: «Человек обычно рас­сматривается муниципальными деятелями и прожекте­рами (т. е. политиками.— А. А.) как некоторый материал для политической механики. Прожектеры нарушают естествен­ный ход человечьих дел, нужно же предоставить природу самой для себя и дать ей полную свободу ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ в преследовании ее целей и осуществлении ее собственных проектов... Для того чтоб поднять правительство с самой низкой ступени варварства до высшей ступени благосостояния, необходимы только мир, легкие налоги и терпимость в управлении; все другое сделает естественный ход вещей. Все правитель­ства, которые насильно направляют действия другим методом либо пробуют остановить ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ развитие общества, неестественны. Чтоб удержаться у власти, они вы­нуждены производить подавление и тиранию»[112].

Это язык прогрессивной буржуазии XVIII в. с ее стро­гим отношением к государству, еще далековато не сбросившему вполне свою феодальную шкуру. В отрывке чув­ствуется мужественный, энергичный стиль, соответствующий для Смита. Это уже тот Смит ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ, который в «Богатстве народов» с яростным сарказмом коснется «того опасного и хитрецкого сотворения, в просторечии именуемого государст­венным деятелем либо политиком, решения которого опре­деляются изменчивыми и преходящими моментами»[113]. Думается, тут не только лишь отрицательное отношение буржуазного идеолога к тогдашнему государству, да и просто глубочайшая неприязнь интеллигента-демократа ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ к чиновникам и политиканам.

В 1751 г. Смит переехал в Глазго, чтоб занять там место доктора в институте. Поначалу он получил кафедру логики, а позже — нравственной философии, т. е. фактически публичных наук. В Глазго Смит прожил 13 лет, часто проводя 2—3 месяца в году в Эдинбурге. В старости он писал, что это ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ был счастливейший период его жизни. Он жил в отлично знакомой ему и близкой сре­де, пользуясь почтением профессоров, студентов и видных городских жителей. Он мог беспрепятственно работать, и от него многого ожидали в науке. У него появился круг друзей, и он начал получать те соответствующие черты британца-холостяка и ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ «клабмена» (клубного человека), которые сохранились у него до конца дней.

Как в жизни Ньютона и Лейбница, в жизни Смита жен­щина не игралась никакой приметной роли. Сохранились, пра­вда, смутные и недостоверные сведения, что он два раза — в годы жизни в Эдинбурге и в Глазго — был близок к женитьбе, но оба раза ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ все по каким-то причинам расстрои­лось. Но это, по-видимому, не нарушило его душев­ного равновесия. По последней мере, никаких следов такового нарушения нереально отыскать ни в его переписке (кстати, всегда небогатой), ни в мемуарах современников.

Его дом всю жизнь вели мама и кузина — древняя дева. Смит ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ пережил мама лишь на 6 лет, а кузину — на два года. Как записал один приезжий, посетивший Смита, дом был «абсолютно шотландский». Подавалась националь­ная еда, соблюдались шотландские традиции и обычаи. Этот обычный актуальный уклад стал для него необхо­дим. Он не обожал навечно уезжать из дому и стремился быстрее возвратиться. Как ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ истый шотландец, он обожал кра­сочные народные песни, пляски и поэзию. В один прекрасный момент он удивил гостя-француза своим энтузиазмом на конкурсе народных музыкантов и танцоров. Одним из его послед­них заказов на книжки было несколько экземпляров только-только вышедшего первого томика стихов Роберта Бернса. Читателю будет, возможно ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ, любопытно выяснить, что величавый шотландский поэт в свою очередь высоко ценил Смита. В письме другу от 13 мая 1789 г. Берне гласит: «Маршалл с его Йоркширом[114] и в особенности этот исключительный чело­век Смит со своим «Богатством народов» довольно зани­мают мой досуг. Я не знаю ни 1-го человека ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ, который обладал бы половиной того разума, который обнаруживает Смит в собственной книжке. Я очень желал бы выяснить его мысли насчет сегодняшнего состояния нескольких районов мира, которые являются либо были ареной огромных конфигураций после того, как его книжка была написана»[115]. В переписке Бернса есть также ссылки на другие работы Смита.

В ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ 1759 г. Смит опубликовал собственный 1-ый большой науч­ный труд — «Теорию нравственных чувств». Хотя книжка об этике была для собственного времени прогрессивным произведе­нием, достойным эры и мыслях Просвещения, сейчас она принципиальна приемущественно только как шаг становления фило­софских и экономических мыслях Смита. Он выступил против христианской морали, основанной ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ на ужасе перед загроб­ной карой и обещании райского блаженства. Видное ме­сто в его этике занимает антифеодальная мысль равенства. Каждый человек от природы равен другому, потому прин­ципы морали должны применяться идиентично ко всем.

Но Смит исходил из абсолютных, «естественных» зако­нов поведения людей и очень смутно представлял для ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ себя, что этика определяется в собственной базе социально-эконо­мическим строем данного общества. Потому, отвергнув религиозную мораль и идеалистическое «врожденное нрав­ственное чувство», он поставил на их место другой абст­рактный принцип — «принцип симпатии». Он задумывался объ­яснить все чувства и поступки человека по отношению к другим людям его ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ способностью «влезать в их шкуру», силой воображения ставить себя на место других людей и ощущать за их. Вроде бы профессионально и иногда остро­умно ни разрабатывалась эта мысль, она не могла стать основой научной материалистической этики. Смитова «Теория нравственных чувств» не пережила XVIII в. Не она обессмертила имя Смита, а ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ, напротив, слава создателя «Богат­ства народов» предохранила ее от полного забвения.

Меж тем уже в процессе работы над «Теорией» направ­ление научных интересов Смита приметно поменялось. Он все поглубже и поглубже занимался политической экономией. К этому его толкали не только лишь внутренние склонности, да и наружные ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ причины, запросы времени. В торгово-промышленном Глазго экономические задачи в особенности императивно вторгались в жизнь. В Глазго существовал типичный клуб политической экономии, организованный богатым и просвещенным мэром городка. На еженедельных собраниях деловых людей и институтских профессоров не только лишь отлично ели и пили, да и толковали о торговле и пошлинах ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ, зарплате и банковом деле, критериях аренды зем­ли и колониях. Скоро Смит стал одним из виднейших чле­нов этого клуба. Знакомство и дружба с Юмом также уси­лили энтузиазм Смита к политической экономии.

В конце прошедшего века британский ученый-экономист Эдвин Кэннан нашел и опубликовал принципиальные мате­риалы, бросающие свет на ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ развитие мыслях Смита. Это были изготовленные каким-то студентом Глазговского института, потом немного отредактированные и переписанные записи лекций Смита. Судя по содержанию, эти лекции читались в 1762-1763 гг.

Из этих лекций сначала ясно, что курс нравст­венной философии, который читал Смит студентам, пре­вратился к этому времени, по существу, в ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ курс социологии и политической экономии. Он высказывал ряд восхитительных материалистических мыслей, к примеру: «До того времени, пока нет принадлежности, не может быть и страны, цель которого как раз и состоит в том, чтоб охранять достояние и защищать имущих от бедняков»[116]. В чисто экономических разделах; лекций можно просто различить ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ зачатки мыслях, получивших развитие в «Богатстве наро­дов».

В 30-х годах XX столетия была изготовлена другая любознательная находка: рисунок первых глав «Богатства народов». Английские ученые датируют этот документ 1763 г. Тут тоже имеется ряд принципиальных мыслях будущей книжки: роль разделения труда, понятие производительного и не­производительного труда и т. д ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ. Некие вещи тут даже особо заострены. О положении рабочих в капита­листическом обществе Смит пишет: «Бедный работник,
который вроде бы тащит на собственных плечах все здание чело­веческого общества, находится в самом низшем слое этого общества. Он придавлен всей его тяжестью и точно ушел в землю, так что его даже ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ и не видно на поверхности»[117].
В этих работах содержится также очень острая критика меркантилизма и обоснование laissez faire.

Таким макаром, к концу собственного пребывания в Глазго Смит уже был глубочайшим и необычным экономическим мыслителем. Но он еще не был готов к созданию собственного головного труда. 3-х летняя ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ поездка во Францию (в ка­честве воспитателя молодого барона Баклю) и личное зна­комство с физиократами окончили его подготовку.

Смит во Франции

Через полста лет после описываемых событий Жан Батист Сэи расспрашивал старенького Дюпона о подробностях пребывания Смита в Париже в 1765—1766 гг. Дюпон отвечал, что Смит бы­вал в «антресольном клубе ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ» доктора Кенэ. Но на сбо­рищах физиократов он посиживал смирно и больше молчал, так что в нем нельзя было угадать грядущего создателя «Бо­гатства народов». Аббат Морелле, ученый и писатель, с которым шотландец сдружился в Париже, в собственных воспоминаниях ведает о Смите, что «месье Тюрго... высо­ко ценил его талант ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ. Мы виделись с ним много раз. Он был представлен у Гельвеция. Мы гласили о теории тор­говли, о банках, муниципальном кредите и многих воп­росах огромного сочинения, которое он замышлял»[118]. Из писем понятно также, что Смит сблизился с математи­ком и философом д'Аламбером и величавым бойцом против ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ невежества и суеверий бароном Гольбахом. Выходит, он не только лишь молчал, но время от времени и гласил.

До Парижа Смит и его воспитанник барон Баклю провели 18 месяцев в Тулузе и несколько месяцев в Женеве. Смит посетил Вольтера в его поместье в округах Женевы и имел с ним несколько бесед ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ. Он считал Вольтера величайшим из живущих французов и не разо­чаровался в нем.

Можно сказать, что Смит попал во Францию как раз впору. С одной стороны, он уже был довольно сло­жившимся и зрелым ученым и человеком, чтоб не под­пасть под воздействие физиократов (это случилось со ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ многи­ми умными иноземцами, не исключая Франклина). С другой стороны, его система еще на сто процентов не сложилась у него в голове: потому он оказался способным воспринять полезное воздействие Кенэ и Тюрго.

Вопрос о зависимости Смита от физиократии, и осо­бенно от Тюрго, имеет долгую историю. Еще Дюпон де Немур ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ в один прекрасный момент достаточно неосторожно заявил, что главные идеи «Богатства народов» взяты у его друга и покровителя. Во 2-ой половине XIX в. по этому вопросу появилась достаточно большая литература. Потому открытие доктором Кэннаном глазговских лекций Смита было не только лишь его личным фуррором, но в некото­ром роде утверждением английского ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ патриотизма: было подтверждено, что многие главные теоретические идеи Смита сложились до его поездки во Францию и до расцвета фи­зиократии.

Вобщем, для подтверждения независимости и наград Смита не требовалось этого открытия. Маркс показал дей­ствительное соотношение системы физиократов и Смита (в особенности в первых главах «Теорий добавочной стоимости»), еще ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ не зная хронологии его работ. Смит поглубже просочился во внутреннюю физиологию буржуазного общества. Идя в русле британской традиции, Смит пост­роил свою экономическую теорию на фундаменте трудо­вой теории цены, тогда как физиократы вообщем не имели, в сути, теории цены. Это позволило ему сделать по сопоставлению ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ с физиократами важный шаг вперед, сказав, что всякий производительный труд соз­дает цена, а никак не только лишь земледельческий. Смит имеет более ясное, чем физиократы, представление о классовой структуре буржуазного общества. Правда, Тюрго, как мы лицезрели, высказал по этому поводу замеча­тельные мысли, но у него это только эскизы ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ, наброски, а у Смита — огромное, кропотливо отработанное полотно.

Вкупе с тем есть области, в каких физиократы стояли выше, чем Смит. Это в особенности касается превосходных мыслях Кенэ о механизме капиталистического вос­производства.

Смит прямо за физиократами считал, что капиталисты могут накоплять только ценой лишений, воздержания, отказа от употребления. Но ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ у физиократов было при всем этом по последней мере то логическое основание, что, по их мне­нию, капиталистам «не из чего» накоплять, потому что промышленный труд «бесплоден». У Смита нет даже этого оправдания. Смит непоследователен в собственном тезисе о рав­ноправии, экономической равноценности всех видов производительного труда. Он очевидно ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ не мог избавиться от пред­ставления, что земледельческий труд исходя из убеждений соз­дания цены все-же заслуживает предпочтения: тут, дескать, совместно с человеком «работает» сама природа. Эта ошибка Смита вызвала протест со стороны Рикардо.

Отношение Смита к физиократам было совсем другим, чем к меркантилизму. В меркантилистах он лицезрел идеологических ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ врагов и, при всей собственной профессорской сдержанности, не жалел для их критичных резкостей (время от времени даже неразумных). В физиократах он лицезрел в общем союзников и друзей, идущих к той же цели нес­колько другой дорогой. Вывод его в «Богатстве народов» говорит, что «изложенная теория, при всех ее несовершен­ствах ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ, пожалуй, поближе всего подходит к правде, чем ка­кая-либо другая теория политической экономии, до сего времени опубликованная»[119]. В другом месте он пишет, что физиократия по последней мере «никогда не причиняла и, ве­роятно, не причинит ни мельчайшего вреда ни в какой части земного шара».

Последнее замечание ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ можно принять за шуточку. Так шутит Адам Смит: практически неприметно, сохраняя невозму­тимую серьезность. В «Теории нравственных чувств» есть такая шуточка: утрату человеком ноги нужно непременно признать еще более тяжеленной неудачой, чем утрата любовницы; но 2-ое стало в литературе предметом многих хороших трагедий, тогда как из первого катастрофы при всем желании ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ не сделаешь. Он был, видимо, такой и в жизни. В один прекрасный момент в Глазго на праздничном обеде в институте сосед по столу, приезжий из Лондона, с удивлением спросил его: почему все с таким уважением обращаются к одному присутствующему юному чело­веку, хотя он очевидно не блестящего ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ мозга. Смит ответил: «Мы знаем это, но дело в том, что он — единственный лорд в нашем университете». Сосед, возможно, так и не сообразил, была это шуточка либо нет.

Франция находится в книжке Смита не только лишь в идеях, прямо ли, косвенно ли связанных с физиократией, да и в величавом огромном количестве различных ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ наблюдений (включая личные), примеров и иллюстраций. Общий тон всего этого материала критичный. Для Смита Франция с ее фео­дально-абсолютистским строем и кандалами для буржуазного развития — самый броский пример противоречия фактичес­ких порядков безупречному «естественному порядку». Нельзя сказать, что в Великобритании все отлично, но в общем и целом ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ ее строй еще больше приближается к «естест­венному порядку» с его свободой личности, совести и — главное — предпринимательства.

Что означали три года во Франции для Смита лично, в людском смысле? Во-1-х, резкое улучшение его вещественного положения. По соглашению с родите­лями барона Баклю он был должен получать 300 фунтов в ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ год не только лишь во время путешествия, но в качестве пен­сии до самой погибели. Это позволило Смиту последующие 10 лет работать только над его книжкой; в Глазговский уни­верситет он уже не возвратился. Во-2-х, все современ­ники отмечали изменение в нраве Смита: он стал собраннее, деловитее, энергичнее и заполучил ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ узнаваемый навык в воззвании с разными людьми, в том числе и сильными мира этого. Вобщем, светского лоска он не заполучил и остался в очах большинства знакомых чудаковатым и рассеянным доктором. Рассеянность Адама Смита скоро срослась с его славой и для обывателей стала ее составной частью.

«Экономический человек ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ»

Смит провел в Париже около года —с декабря 1765 г. по октябрь 1766 г. Так как центрами умст­венной жизни Парижа были литературные салоны, там он в главном и общался с философами. «Антресольный клуб» в Версале составлял в этом смысле исключение. Он был сразу введен в большой салон мадам Жоффрен, но в особенности ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ обожал бывать у мадемуазель Леспинасс, под­руги д'Аламбера, где собирался более узенький и интимный круг друзей. Часто посещал он и дома богачей-философов Гельвеция и Гольбаха, являвшиеся собственного рода штаб-квартирами энциклопедистов.

Смит всегда обожал театр, хотя в Шотландии пуритан­ская церковь практически не допускала это ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ «богопротивное зре­лище». В особенности ценил он французскую традиционную трагедию. Его гидом по парижским театрам была мадам Риккобони, писательница и в прошедшем актриса, друг мно­гих философов. От нее он получил при отъезде рекомен­дательное письмо в Лондон к известному актеру и ре­жиссеру Давиду Гаррику, который незадолго ранее побывал ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ в Париже. Письмо заполнено похвалами мозгу и остроумию Смита. Это могло бы быть преувеличением и лестью, если б не повторялось в другом письме, которое мадам Риккобони скоро отправила Гаррику почтой. Впо­следствии Смит был достаточно отлично знаком с Гарриком.

При всем том Смит, естественно, совсем не занимал в па­рижских ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ салонах такового места, которое в течение 3-х прошлых лет занимал его друг Юм, а через 10 лет — Франклин. Смит не был сотворен, чтоб блестеть в обще­стве, и отлично сознавал это.

Можно мыслить, что особенное значение для Смита имело знакомство с Гельвецией, человеком огромного личного притягательности и восхитительного ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ мозга. В собственной философии Гель­веции, стремясь высвободить этику от церковно-феодальных кандалов, объявил эгоизм естественным свойством чело­века и фактором прогресса общества. Новенькая, в сути буржуазная, этика строилась на своекорыстном интересе, на естественном стремлении каждого к собственной выгоде, ограничиваемом только таким же рвением других лю­дей. Гельвеции ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ ассоциировал роль своекорыстного энтузиазма в обществе с ролью глобального тяготения в природе. С этим связана мысль природного равенства людей: каждому чело­веку, независимо от рождения и положения, должно быть предоставлено равное право преследовать свою выгоду, и от этого выиграет все общество.

Такие идеи были близки Смиту. Они не были новы для него ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ: нечто похожее он воспринял от философов Локка и Юма и из парадоксов Мандевиля. Но естественно, яркость аргументации Гельвеция оказала на него особенное воздействие. Смит развил эти идеи и применил их к политической эко­номии. Сделанное Смитом представление о природе чело­века и соотношении человека и общества легло ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ в базу взглядов традиционной школы. Понятие homo oeconomicus (экономический человек) появилось несколько позднее, но его изобретатели опирались на Смита. Именитая фор­мулировка о «невидимой руке», может быть, является в большинстве случаев цитируемым местом из «Богатства народов».

Что такое «экономический человек» и «невидимая рука»?

Ход мыслей Смита можно представить для себя ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ приблизительно так. Основным мотивом хозяйственной деятельности чело­века является своекорыстный энтузиазм. Но преследовать собственный энтузиазм человек может, только оказывая услуги дру­гим людям, предлагая в обмен собственный труд и продукты тру­да. Так развивается разделение труда. Люди помогают друг дружке и сразу содействуют развитию обще­ства, хотя любой из ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ их — эгоист и печется только о собственных интересах. Естественное рвение людей улуч­шать свое вещественное положение — это таковой мощнейший стимул, что, если ему предоставить действовать без поме­хи, он сам собой способен привести общество к благосо­стоянию. Более того, как говорится, гони природу в дверь — она войдет ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ в окно: этот стимул даже способен «преодолеть сотки обидных препятствий, которыми безумие человече­ских законов так нередко затрудняет его деятельность...»[120]. Тут Смит резко выступает против меркантилизма, огра­ничивающего «естественную свободу» человека — свободу продавать и брать, нанимать и наниматься, произво­дить и потреблять.

Каждый отдельный человек стремится использовать собственный капитал (как лицезреем, речь ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ, в сути, идет не просто о человеке, а о капиталисте) так, чтоб продукт его обла­дал большей ценой. Обычно он и не задумывается при всем этом об публичной полезности и не сознает, как со­действует ей. Он имеет в виду только свой энтузиазм, но «в этом случае, как и ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ в почти всех других, он невидимой рукою (подчеркнуто мной.— А. А.) направляется к цели, которая совершенно и не заходила в его намерения... Преследуя свои собственные интересы, он нередко более реальным образом служит интересам общества, чем тогда, когда со­знательно стремится делать это»[121].

Не связано ли это понятие о ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ «невидимой руке» с ка­ким-то высшим, всезнающим и творящим благо существом, короче говоря, с богом? Южноамериканский ученый Джекоб Вайнер провел увлекательное исследование текста «Теории нравственных чувств» и «Богатства народов» с этой точки зрения и установил последующее. В собственной первой книжке Смит тоже исходит из наличия в ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ мире естественной гармонии, но там эта гармония поддерживается высшей силой, кото­рую Смит именует по-разному: «великий Кормчий При­роды», «Творец Природы», «Провидение» и просто «Бог». В «Богатстве народов» бог под своим име­нем и под всеми своими именами совсем исче­зает. Там есть одно только упоминание о боге, которое, как замечает ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ Вайнер, не могло повеселить теологов. Смит гласит, что ранее суеверие приписывало явления природы вмешательству богов, но позднее наука отыскала им естественное объяснение[122].

«Невидимая рука» — это стихийное действие объектив­ных экономических законов. Эти законы действуют кроме воли людей и нередко против их воли. Введя в таковой форме в ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ науку понятие об экономическом законе, Смит сделал принципиальный шаг вперед. Этим он, по существу, поставил поли­тическую экономию на научную базу. Условия, при которых более отлично осуществляется благотвор­ное действие своекорыстного энтузиазма и стихийных зако­нов экономического развития, Смит называл естественным порядком. У Смита и у следующих поколений ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ политико-экономов это понятие имеет вроде бы двойной смысл. С од­ной стороны, это принцип и цель экономической политики, т. е. политики laissez faire (см. ниже), с другой — это тео­ретическая конструкция, «модель» для исследования экономи­ческой реальности.

В физике как полезнейшие орудия зания природы используются абстракции безупречного газа и безупречной ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ воды. Реальные газы и воды не ведут себя «иде­ально» либо ведут себя так только при неких опреде­ленных критериях. Но имеет большой смысл абстраги­роваться от этих нарушений, чтоб учить явления «в чи­стом виде». Нечто схожее представляет собой в политической экономии абстракция «экономического человека» и свободной ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ (совершенной) конкуренции. Реальный чело­век не может быть сведен к своекорыстному энтузиазму. Точно так же при капитализме никогда не было и не может быть полностью свободной конкуренции. Но наука не смогла бы учить массовидные экономические явления и процессы, если б она не делала узнаваемых допущений, которые упрощают, моделируют нескончаемо сложную и ШОТЛАНДСКИЙ МУДРЕЦ: АДАМ СМИТ различную реальность, выделяют в ней важные черты. С этой точки зрения абстракция «экономического человека» и свободной конкуренции была полностью оправданной и сыграла самую важную роль в экономической науке. В особенности соотве


shpargalka-po-russkomu-yaziku-shpargalka.html
shpargalka-po-ukrainskomu-yaziku-shpargalka.html
shpargalka-po-yazikovedeniyu-shpargalka.html